ОДНАЖДЫ ЛЕТНЕЙ НОЧЬЮ часть 2


Однажды1Через несколько дней по посёлку пронеслась новость, вызвавшая много пересудов и немалое удивление. Прибывшие следователи, как говорят, «недаром ели свой хлеб». Оказалось, что сторожа убили работники планового отдела – Стасюк и Мекша, на которых даже и подумать никто не мог. Вроде бы порядочные, респектабельные мужчины, особенно Стасюк. Всегда подтянутый, спокойный, неразговорчивый. Голубые глаза, волнистые светлые волосы, одежда – всё вызывало доверие и расположение начальства.
Мекша, напротив, был юркий, разговорчивый человек, общительный, он легко сходился с людьми. Носил всегда флотскую форму – китель и брюки – клёш. Вроде бы свой парень.
Однако на следствии выяснилось, что он уже дважды отсидел в тюрьме за свои преступления.

План свой по ограблению кассы ММРЗ оба подельника  вынашивали давно, тщательно продумывали все действия.  Надо было для этого войти в доверие к кассирше, сделать слепки с ключей от сейфа, вскрыть его и похитить деньги. Инициатором всего «дела» оказался Стасюк. Мекша, человек холостой, познакомился с кассиршей Галиной Мотиной, сошёлся с ней. Семейная идиллия была недолгой. Супружеская жизнь Мекшу не интересовала. Ему надо было только снять слепки с ключей от кассы и сейфа с деньгами.

Вскоре ночью они с подельником постучали в дверь конторы. Наталья знала их и легко впустила внутрь. Ей они объяснили свой ночной визит тем, что им срочно нужны документы для отправки их катером в рыбтрест. Один разговаривал с ней, а другой, зайдя сзади,  ударил женщину несколько раз молотком по голове. Преступники, торопясь, открыли дверь кассы, а  затем и сейф с долгожданными деньгами. Однако их ждало горькое разочарование. Ключ оказался не от сейфа с деньгами, а от сейфа, с никому не нужными теперь, хлебными карточками, купонами на продукты, одежду.

Переругавшись между собой, приятели стали заметать свои кровавые следы. Близился рассвет, их могли увидеть люди. Лежащая женщина (как выяснилось на следствии) ещё была жива, пыталась что-то сказать, но уже не могла. Завалив бумагами, они подожгли эту страшную кучу и покинули контору.

Пламя, уже выбившееся из-под крыши, заметил кто-то из жителей посёлка и поднял тревогу. Придя домой, Стасюк снял с себя и спрятал окровавленную одежду, с напарником торопливо ушли на рыбацкую тоню, где стояла тогда неводная бригада знаменитого бригадира Дудеева Д.Д. Рыбаки жили в бараке, построенном в начале сороковых годов на самом берегу Байкала, за мысом Шаманка.

На допросе Стасюк и Мекша дружно отвечали, что всю ночь провели на дудеевской тони. С этой же целью – снять с себя подозрение, Стасюк пошёл на похороны убитой ими женщины. Но справедливость восторжествовала, преступников разоблачили. При обыске на квартире Стасюка его жена Галя не стала покрывать мужа. Она отдала следователям окровавленную одежду мужа и орудие преступления,  найденные ею в кладовке. Стасюк больше не стал запираться и выдал своего подельника  «с головой». После завершения следствия директор ММРЗ Захаров был снят со своей должности за халатность. Строгие выговоры получили и другие руководящие работники заводоуправления.

Мотя Берёзкина после смерти сестры вышла замуж за местного парня, но свекровь невзлюбила почему-то тихую, безответную невестку. Когда её сына призвали в армию, она выпроводила девушку из дома. Вскоре Мотя уехала из посёлка, возможно, на свою родину. Преступники Стасюк и Мекша были арестованы и получили свой немалый срок.

На память о конторе ММРЗ осталась фотография, сделанная у её стены. На обороте рукой моего отчима Белозерцева Павла Ивановича сделана надпись,  что на фото сняты работники заводоуправления ММРЗ, датировано 20 сентября 1948 года. Управляющим Иркутским рыбтрестом был Машкицкий, директором ММРЗ – Захаров, главным  инженером  – Хорошайло, главным механиком – Орлов,  секретарём  парткома – Корытов.

На месте сгоревшей конторы позднее была построена аптека, а рядом – библиотека.

отрывок из книги Каплиной З.И. «Остров Ольхон – моя Родина»

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники